December 12th, 2019

(no subject)

Скульптор Валерий страдал от отсутствия двух крайне необходимых ему вещей: оргазма и вдохновения.
А так как у этих «одухотворённых личностей» оргазм и вдохновение рядом, через тоненькую диафрагму, то маэстро был опечален очень-очень, как ни крути.
Как ни крути он эту глину, всё равно получался кусок безыскусного скользкого говна.

И вроде же видел свою Галатею — прекрасную каменную бабу, красоте которой позавидовал бы плачущий Пигмалион. И Афродита уже готовилась внимать мольбам Валериана, чтоб оживить статУю в лучах заката. Но не складывался кусочек к кусочку. И хоть расчёты были верны, и граммы-пропорции учтены, но статУя не дышала.

Отодвинув бюстик Ленина, ВалерИ достал смешной пакетик, забил косячок и, глядя на ножку табурета, пыхнул.
Захотелось летать. Он сел за руль и понеслось.
Забавный город игрывал с ним сигналами светофоров и архитектурными композициями, потом столб и темно.

жж
Collapse )